Календарь

« Пред December 2017 След »
ВС ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

День в истории:
Сегодня: 14. 12. 2017


Важные события в этот день:
• 1993 Утверждены общевойсковые Уставы Вооруженных Сил России.
• 1992 Председателем Правительства РФ утвержден В.С.Черномырдин.
• 1947 Вышло постановление Совмина СССР и ЦК ВКП(б) о проведении денежной реформы и отмене карточой системы.
• 1911 Экспедиция норвежца Роальда Амундсена первой достигла Южного полюса.


В этот день родились:
• Петр Дейнекин (1937), военный летчик, маршал
• Георг VI (1895-52), король Великобритании с 1936 г.
• Радж Капур (1924), индийский актер и режиссер
• Ян Тимман (1931), голландский шахматист


Погода:

Человек на сайте: 3


Прыжок в колодец

2015-01-30

Эта история произошла в конце XII в. на неведомом тогда европейцам Американском континенте. О ней рассказала нам рукопись народа майя. Невиданного могущества достиг город Чичен-Ица за последние два столетия. Различные племена и народы стремились поддерживать с ним хорошие отношения, посылали дорогие подарки его правителям и жрецам. От жителей города Майяпана, где правил Ах Меш Кук, от других го- родов и селений северной части полу- острова Юкатан и даже от тех майя, что жили в Центральной Америке, получал дань владыка Чичен-Ицы.

Страшная участь выпала военачальнику города Майяпана Хунак Кеелю. По приказу правителя Майя пана его отправляли в Чичен-Ицу, чтобы там принести в жертву богам.

Военачальник Хунак Кеель. Хунак Кеель был молод, ловок, умен. Он прошел обучение под руководством жрецов и освоил основные науки майя: научился арифметике, письму, чтению древних рукописей, счету времени, изучил календарь и астрономию, обычаи своего народа и ритуалы богослужений. Но главное — он на- учился отлично владеть оружием. Уже несколько лет он преданно служил правителю Майяпана, командовал его войском. Хунак Кеель был удачлив в военных походах. Всякий раз его отряды приносили в город богатую добычу и приводили множество рабов.

Но стареющий Ах Меш Кук завидовал успехам своего военачальника и ненавидел его. Поэтому, когда владыка Чичен-Ицы в дчередной раз потребовал дань и людей для жертвоприношений, Ах Меш Кук решил послать вместо десятка рабов одного знатного человека. Пусть его лучший полководец Хунак Кеель станет «посланцем к богам», это большая честь.

Уже неделю Хунак Кеель «гостил» в прекрасном дворце правителя Майя-пана. Младшие жрецы и слуги старались выполнить малейшее его желание. - Но ничего не хотелось Хунак Кеелю, ничто не радовало. Целыми днями он лежал на мягком, устланном циновками и шкурами ложе и вспоминал свою жизнь: детство, обучение наукам и военному искусству, военные походы...

Детство в родном селении. Хунак Кеель был сыном батаба — правителя большого селения неподалеку от Майя-пана, Отец его, как все батабы, происходил из знатного рода. Должность батаба была наследственной и передавалась от отца к старшему сыну.

Батаб от имени правителя города-государства вершил суд, следил за уплатой дани правителю и за тем, чтобы все работы выполнялись общинниками как положено и в срок. Жители родного селения Хунак Кееля разводили индеек, охотились на диких кроликов и броненосцев, ткали материю из хлопка и волокон агавы, однако главным их занятием было земледелие. От урожая маиса (кукурузы) всегда зависело благосостояние народа майя.

Сыну -батаба ни к чему было знать, как растет маис, все необходимое — продукты,. топливо, одежду — доставляли в дом его отца крестьяне-общинники. Они полностью содержали семью батаба, отдавая ему часть всего, что выращивали и изготовляли.

Они строили и чинили жилище батаба, поочередно трудились в его домашнем хозяйстве. Кроме того, крестьяне сообща обрабатывали специальный участок, урожай с которого шел в кладовые батаба.

Хунак Кеель был любознательным мальчиком и часто наблюдал за ходом земледельческих работ. Потому во время учебы у жрецов ему легко было усвоить связь премудростей календаря с повседневными заботами земледельцев.

На Юкатане два сезона: сухой (по современному календарю это ноябрь — май) и дождливый (июнь — октябрь). В конце сезона дождей крестьяне- общинники отыскивают подходящие участки для новых полей. Лучшими считаются те, где растут деревья и высокий кустарник. Это верный признак плодородия почвы. Хорошо, если поблизости есть естественные колодцы, ведь климат на Юкатане засушливый.

В ноябре крестьяне принимаются за вырубку зарослей. Справиться с ними при помощи каменного топора не так-то просто. Срубленный лес оставляют на несколько месяцев сохнуть, а затем сжигают — зола неплохое удобрение.

Когда начинаются дожди, поля засевают: острой палкой в земле делают ямки, кидают туда семена и заравнивают ямки пяткой. В одну ямку обычно бросают несколько зерен маиса и семена черных бобов или фасоли. На том же поле нередко сажают тыкву. Проходит некоторое время, и вот уже по толстым стеблям кукурузы весело вьются усики бобовых, а рядом зреют тыквы. Это очень удобно! В течение сезона дождей участок несколько раз пропалывают, а с наступлением сухой погоды собирают урожай. На следующий год землю очищают от старых стеблей и травы, выжигают и засевают вновь. Через два-три года поле забрасывают, и оно опять зарастает диким лесом.

От странствующих торговцев Хунак Кеель слышал, что в других областях страны, где есть полноводные реки, крестьяне строят каналы. В засушливых местах они с их помощью орошают поля. В заболоченных районах, наоборот, отводят лишнюю воду, чтобы сделать болота пригодными для посевов. Используют майя и так называемые «приподнятые поля» — искусственно насыпанные длинные грядки земли, затопляемые водами рек и озер. Такие же есть у ацтеков в Мексике, где их называют «плавучие сады».

Из поколения в поколение земледельцы майя отбирали наиболее ценные сорта маиса, бобовых, тыквы, табака, хлопчатника, картофеля. За сроками земледельческих работ строго следили жрецы, сверяясь с календарем и древними книгами.

Хунак Кеель хорошо изучил все, что связано с земледелием, и мог бы стать, как младший брат, жрецом в какой-нибудь сельской общине. Но он выбрал путь воина и стал военачальником у неблагодарного Ах Меш Кука, который обрекает его на смерть в священном колодце жертв.

Столица майя Чичен-Ица. В назначенный день Хунак Кееля привезли в Чичен-Ицу. Столица была больше Майяпана и поражала красотой зданий, величием пирамид. Центр города, где размещались дворец правителя и большинство храмов, был окружен невысокой каменной стеной с четырьмя воротами. Они располагались точно по сторонам света. Храм Кукулькана, главный в городе, находился на вершине 20-метровой пирамиды и был виден издалека. Почти квадратный в плане, устойчивый и массивный, он был достойным домом для Пернатого Змея — бога-покровителя Чичен-Ицы.

Каждая сторона пирамиды разделялась посредине лестницей и имела по 18 ступенчатых террас: таково количество месяцев в году по календарю майя. Общее число ступеней четырех лестниц равнялось 365, т. е. количеству дней в году.

Храм Кукулькана стоял на краю широкой Главной площади. Другая ее достопримечательность — храм Воинов с узорчатыми колоннами. Внутри он расписан красочными фресками.



Хунак Кеель прежде бывал в этом храме и хорошо запомнил одну из них. Художник нарисовал красно-коричневую землю, совсем как настоящую, и белые хижины под высокими крышами из листьев. Здание справа, самое большое и красивое, с фигурой змеи на крыше — храм или дворец батаба. Поселок живет своей обычной жизнью. На открытом очаге во дворе одного дома какая-то женщина варит в горшке еду. Группа мужчин собралась в дорогу, в руках у них посохи, за плечами тяжелая ноша. Изображены также деревья с пышными зелеными кронами, летящие птицы. Нижняя часть фрески занята серо-голубым морем. Три лодки плывут вдоль берега. В каждой по два воина, вооруженных дротиками, копьеметалками и щитами, и гребец с длинным веслом. В морских волнах видны рыбы, моллюски, крабы и морская черепаха.

Храм Воинов стоит справа от храма Кукулькана, а слева высится серой глыбой храм Ягуаров. Он тоже расписан фресками. Рядом площадка для ритуальной игры в мяч — выложенное каменными плитами игровое поле, окруженное стеной с двумя три- бунами и тремя маленькими храмами.

Много и других прекрасных сооружений в Чичен-Ице. Гордость столицы — обсерватория. Это круглая башня, поставленная на две прямоугольные площадки-террасы. Внутренняя спиральная лестница ведет наверх, в небольшую комнату, из которой через специальные отверстия жрецы-астрономы наблюдают за звездами, Солнцем, Луной. Однако самая главная достопримечательность Чичен-Ицы — Священный колодец. Со всего Юкатана стекаются к нему паломники, чтобы принести свои дары покровителю земледельцев Чаку. В этот колодец скоро бросят Хунак Кееля.

Чему учили жрецы. На Главной площади собрались жрецы многочисленных храмов города. Они закончили богослужение и ждали верховного жреца Хапай Кана и правителя Чак Шиб Чака. Отряд воинов охранял группу людей, предназначенных в жертву. Все они, кроме Хунак Кееля, были рабами. Вот появились верховный жрец и владыка города. Возглавленная ими процессия из жрецов, воинов и знати двинулась к Священному колодцу. Следом по широкой дороге из белых каменных плит шли простые горожане.

Хунак Кеель знал, что души воинов, погибших на поле битвы или павших от жертвенного ножа, направляются прямо на небо, к богу Солнца, а души утонувших или убитых молнией — к богу дождя. «Куда же попаду я?» — думал Хунак Кеель. Он попытался вспомнить и представить то, чему его учили жрецы. Земля имеет форму плоского прямоугольника. Этим она похожа на расчищенный для посева участок в джунглях.

В центре Земли находится Первоначальное дерево, дерево жизни, а по углам — Мировые деревья. На них опирается небесный свод. В прохладной тени Первоначального дерева расположен рай, туда попадают души праведников. Живут они там в сытости и веселье. А на ветвях четырех Мировых деревьев обитают цветные боги Чаки. Каждый из них владеет одной из четырех сторон света. Когда Чаки льют из кувшинов воду, идет дождь.

Небесный свод состоит из 13 слоев. Так говорили жрецы. Они начали заниматься астрономией очень давно — более чем за тысячу лет до рождения Хунак Кееля. Точные астрономические наблюдения были нужны людям, чтобы правильно определять сроки сельскохозяйственных работ. Ведь если посеешь раньше времени или, наоборот, запоздаешь, урожай может погибнуть. Чтобы этого не случилось, создали календарь. Теперь жрецы, уточняя даты по Солнцу и звездам, могли точно определить, когда нужно вырубать лес, когда выжигать участок, когда сеять.

У каждого слоя неба — свой владыка. Первый слой принадлежит Луне, третий — Венере, четвертый — Солнцу. На восьмом небе живет «владыка пищи» (он же — бог маиса), на девятом — бог дождя и так далее. У девяти ярусов подземного мира, где находится ад, тоже есть свои боги.

Есть они и у каждого дня календаря, и у каждой цифры от 0 до 13. Да еще существует множество богов — покровителей различных занятий. Свои боги у воинов и земледельцев, у охотников, рыбаков и ткачей, у тех, кто собирает мед, и у тех, кто разводит индеек и уток. Был бог-покровитель у плантаций какао, он же считался богом торговцев: зерна какао служили для платы за товары, как деньги.

Много богов у майя. И каждый требует даров, а то и жертв. Жертвоприношение. «О, как страшно предстать перед могущественными богами»,— думал Хунак Кеель. Вокруг него с монотонными песнопениями кружились жрецы. Порой певцы умолкали, но танец продолжался под заунывные звуки оркестра. В оркестре были две флейты, погремушка, трещотка, большой барабан и две длинные изогнутые трубы. Его музыка наводила нестерпимую тоску и парализовывала волю. Медленно двигалась процессия. Солнце нещадно пекло. Бедный люд плелся далеко позади. Говорили о видах на урожай маиса и хлопчатника, обсуждали последние городские новости, вспоминали прошлое.

— А правду рассказывают,— спросил худой непоседливый мальчишка, ученик гончара,— что во время последней страшной засухи в колодец бросили прекрасную девушку?
— Это была дочь батаба одного прибрежного селения,— отозвался торговец рыбой.— Батаб отказался платить дань Чичен-Ице, и воины правителя разграбили селение. Захватили хорошую добычу, много пленников.

Всех превратили в рабов, а девушку принесли в жертву богу Чаку. Она была настоящая красавица. Чак принял жертву, но дождя так и не послал. Многие тогда умерли с голоду.

— Да,— вмешался в разговор пожилой крестьянин.— Ужасный был год. Мой брат за долги попал в рабство и умер в каменоломнях.
— Зато какие прекрасные храмы строят нам рабы по приказу жрецов-архитекторов! — сказал торговец солью.

Вот и Священный колодец. Хунак Кеель бывал здесь прежде. Но никогда эта местность не казалась ему такой зловещей и безжизненной: каменистые холмы, поросшие густым колючим кустарником, бледное небо, будто выгоревшее от зноя. Колодец жертв — гигантская круглая воронка более 60 метров в диаметре. Ее стены из желтовато-белого известняка круто обрывались вниз, к темно-зеленой мутной воде. От края колодца до воды было метров двадцать. А какова глубина колодца — никто не знал.

На прямоугольной каменной платформе стоял маленький храм. Это было место последних обрядов. Жрецы выстроились двумя шеренгами, образовав как бы коридор от выхода из храма до противоположного, нависавшего над колодцем, края платформы.

Пестрая многоликая толпа теснилась вокруг храма. Отдельной группой — ближе к месту действия — стояли сановники, воины и богатые торговцы.

Дурманящий дым от брошенных в огонь комочков смолы поднимался к небу. Жрецы в белых одеяниях стройным хором пели молитвы и сами казались почти богами. Обряд был не слишком долгим. Один за другим исчезали в зеленой пучине рабы. Сильные, рослые жрецы подводили их к краю платформы, крепко держа за руки, и резким толчком сбрасывали вниз. С гулким плеском жертвы уходили под воду. Многие не успевали даже вскрикнуть. Зрители с напряженным вниманием следили за происходящим. Последней жертвой должен был стать «посланец» правителя Майя-пана.

Хунак Кеель ненавидел сейчас этих людей, восхищенно глазеющих на жертвоприношения. Никому из них не жаль его. Закончится ритуал, они разбредутся по домам и станут жить, как прежде,— все, даже презренные рабы-носильщики. А он, Хунак Кеель, молодой, энергичный воин, должен погибнуть в ненасытной пасти колодца.

Внезапно пришла смелая мысль: «Я же умею плавать, надо попытаться...» Не дожидаясь, пока жрецы столкнут его, Хунак Кеель шагнул к краю платформы и сам бросился в воду.



Спасение Хунака Кееля. Труднее всего было освободиться от громоздкого головного убора и тяжелых, тянущих вниз украшений. Но это было необходимо. Если он не снимет свой яркий наряд, жрецы сразу увидят его, когда он всплывет на поверхность. А нужно, чтобы прошло какое-то время, иначе народ не поверит, что он побывал у богов. Избавившись от одежды, Хунак Кеель вынырнул, быстро вдохнул побольше воздуха и поплыл под водой к стене колодца. Известняковая отвесная стена была скользкой. «Хотя бы выступ, чтобы ухватиться рукой, или выбоина, пещерка, чтобы спрятаться»,— мечтал он. Изредка выныривая, он поплыл вдоль стены.

Занятые молитвами жрецы не заметили его. К счастью, вскоре Хунак Кеель нашел небольшую щель в стене и там затаился.

Вот верховный жрец произнес последние слова молитвы:

— Примут ли боги наши жертвоприношения? Пошлют ли нам свою милость, добрый дождь и богатый урожай? Явят ли свою волю?
Толпа ждала. И вдруг из глубин колодца раздался голос, как раскат грома:
— Я вернулся к вам! Боги посла- ли меня управлять вами!
— О-о-о! — завопила толпа. На лицах жрецов было смятение. Такого еще никогда не случалось, ни разу «посланец» не возвращался.
— Я пришел к вам! — неслось из колодца.
Вниз опустили крепкий канат и вытащили почти раздетого человека. Только набедренная повязка была на его раскрашенном ритуальной краской теле.
— Боги взяли его богатые одежды и украшения,— послышался шепот.— Он принес нам волю богов.
— Я вернулся, чтобы управлять народом майя,— собрав последние силы, прокричал Хунак Кеель и потерял сознание.

Три дня Хунак Кеель не мог оправиться от перенесенного потрясения. Он лежал в одном из помещений храма Чак-Мооля. Старший жрец бога дождя присматривал за ним, присылал к нему лекарей и слуг-рабов. Тем временем ропот и недовольство в городе нарастали. Торговцы, ремесленники, крестьяне-общинники собирались группами у храмов, на рынке, на площади Тысячи колонн, у городского колодца и обсуждали один и тот же вопрос: почему прячут от них «посланца богов»? Встревоженный правитель Чичен-Ицы совещался с главными жрецами и сановниками города. Наконец они приняли решение.

Раз Хунак Кеель послан в жертву правителем Майяпана Ах Меш Куком, значит, и управлять теперь он должен Майяпаном. Такова воля богов.

Во все подвластные Чичен-Ице города и селения майя тотчас же были отправлены бегуны-глашатаи с вестью, что по случаю возвращения из Священного колодца «посланца богов» объявляется большой праздник с ритуальной игрой в мяч и жертвоприношениями.

В столицу съехались правители всех городов майя. Из разных частей страны шли по «белым дорогам» караваны рабов-носильщиков в сопровождении вооруженной охраны. Они несли драгоценные подарки для правителя Чичен-Ицы и ярко разукрашенные носилки, в которых ехала знать.

Спешили в столицу и торговые караваны. Торговцы стремились воспользоваться праздником, чтобы выгоднее продать свои многочисленные товары. Только один человек — правитель Ах Меш Кук — не спешил в Чичен-Ицу. С отрядом личной охраны он бежал из Майяпана и скрылся.

Новый владыка города Майяпана.

И вот настал день, когда жрецы тайно провели Хунак Кееля в храм Кукулькана. Там его облачили в одежды правителя и в огромный головной убор в виде маски ягуара, украшенный перьями редких птиц. Его вывели на площадку перед храмом и посадили на резной трон, покрытый шкурой ягуара, считавшейся символом власти.

На низких террасах пирамиды Кукулькана разместились жрецы, знать Чичен-Ицы и почетные гости из других городов. А внизу, на площади перед храмом, стоял испуганный народ. Верховный жрец Хапай Кан выступил вперед и произнес громко и торжественно:

— Великую милость оказали нам боги-покровители. Наш посланец Хунак Кеель говорил с ними и сообщил нам их волю. Хунак Кеель станет теперь владыкой города Майяпана. Ах Меш Кук направил его в Чичен-Ицу, чтобы мы принесли его в жертву в Священном колодце. Боги отпустили его. Он вернется в Майяпан. Такова воля богов. Смотрите все. Вот новый правитель Майяпана Хунак Кеель из рода Кавич!

С музыкой и пением многолюдная процессия во главе со жрецами направилась к Священному колодцу. В жертву богам в тот день принесли великое множество прекрасных вещей: расписные керамические сосуды, каучуковые фигурки людей и животных, костяной нож с рукоятью, украшенной тщательно вырезанными иероглифами, бусы, серьги, подвески, иные изделия из нефрита, янтаря, горного хрусталя. В колодец также бросили золотые фигурки богов и медные колокольчики. Эти предметы очень ценились, ведь их издалека привозили по морю купцы: своего металла у майя не было.

Потом в жертву принесли людей — рабов-военнопленных, подаренных владыке Чичен-Ицы правителем города Ушмаля. Солнце уже село, когда участники церемонии вернулись в город.

На другой день в Чичен-Ице состоялась ритуальная игра в мяч. А наутро третьего дня в богато украшенных носилках, облаченный в одежды правителя Хунак Кеель отправился в путь. Его почтительно сопровождали приезжавшие из Майяпана на праздник жрецы, сановники и отряд воинов.

Чудом спасшийся от смерти военачальник возвращался в Майяпан его владыкой. В древней хронике майя история Хунак Кееля описывается так: «Это был Хунак Кеель из рода Кавич. Таково было имя человека, который высунул голову из отверстия колодца, на южной его стороне... И они посадили его на трон владык. Его начали провозглашать верховным правителем. Он не был владыкой прежде. Он был только на службе у Ах Меш Кука. Теперь же он, обреченный в жертву Ах Меш Куком, был провозглашен владыкой».

Оцените статью: 1 2 3 4 5

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки

 

.