Календарь

« Пред December 2017 След »
ВС ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

День в истории:
Сегодня: 14. 12. 2017


Важные события в этот день:
• 1993 Утверждены общевойсковые Уставы Вооруженных Сил России.
• 1992 Председателем Правительства РФ утвержден В.С.Черномырдин.
• 1947 Вышло постановление Совмина СССР и ЦК ВКП(б) о проведении денежной реформы и отмене карточой системы.
• 1911 Экспедиция норвежца Роальда Амундсена первой достигла Южного полюса.


В этот день родились:
• Петр Дейнекин (1937), военный летчик, маршал
• Георг VI (1895-52), король Великобритании с 1936 г.
• Радж Капур (1924), индийский актер и режиссер
• Ян Тимман (1931), голландский шахматист


Погода:

Человек на сайте: 3


На вилле Катона

2015-04-07

Кучер еще не успел остановить коней, как из ворот выскочил человек, рыжеволосый, коренастый, коротконогий, с головой, выходящей прямо из плеч на том месте, где положено быть шее.
Это был управляющий из рабов, года два назад сменивший умершего вилика*. Катон приглядел его в мясной лавке и не пожалел отдать за эту образину триста денариев. «Вилику,— подумал он, выкладывая хозяину лавки деньги,— не требуется большого ума. Только послушание и сила». Теперь же Катону стало известно, что Рыжий, так он называл вилика, не Чист на руку. И он решил проверить, так ли это. Рыжий подскочил к коляске и, открыв дверцу, хотел помочь хозяину выйти. Но Катон брезгливо отстранил его руку.
- Боги! — бормотал вилик.— Наконец, я дождался господина. Господин совсем нас забыл.
— Замолчи! — приказал Катон.
Он первым вошел в ворота и по дорожке, мощенной кирпичом, направился прямиком к приземистому зданию. Наверное, это последний деревянный дом во всей округе. Соседи построили себе каменные дома с колоннами, но Катон не любил пустых трат, предпочитая расходовать деньги на улучшение хозяйства. «Дорог не дом, а то, что в нем»,— любил он повторять.

Катон наклонил голову, чтобы не задеть притолоку, и через вестибул* вступил в полутемную комнату. Пахнуло чесноком и перцем, словно бы это было не жилое помещение, а овощной рынок. В углу громоздилась куча кожаных мешков. Сидя на катедре*, Катон внимательно слушал отчет Рыжего. Хлеба скошены, и зерно уложено в закрома. Виноград не уродился. Всего двадцать долиев молодого вина. Масла же десять долиев. Уксус для рабов запасен. Сейчас колодники прокапывают канавы, а другие рабы чистят скотный двор. Навоз вывозился прямо на поля.
— А приплод какой?
— Пять бычков, шесть овечек, сорок поросят.
— А двуногие?
— Весной произведено девять девочек, шесть мальчиков, двое мальчиков померли. Всего малолеток сорок.
— Болеют ли рабы?
— А что им болеть? — ответил вилик после некоторой паузы.— Работа посильная. Пища добрая.
— Гаруспики* на усадьбу ходят?
— Один приходил, но дорогу забыл и другим заказал.
— Что же ты с ним сделал?
— Я-то ничего, а вот Рекс его малость покусал.
— Разве можно людей собаками травить? — возмутился Катон.— Ты бы ему словом сказал: «Уходи подобру-поздорову».
— Я ему так и сказал, но он не понял. Тогда я Рекса спустил.
— Если тебя послушать, то можно было бы и не приезжать. Не так ли?
Вилик помотал головой.
— Как не приезжать?! Вилла без хозяйского глаза сирота. Старался, а может, что недосмотрел.
— Это верно. Затем и приехал. Давай пройдемся.
— Куда пойдешь? — спросил вилик подобострастно.


Бюст римлянина из Отриколи, который традиционно отождествляют с Катоном Старшим. 80-е годы до н. э., Рим, музей Торлониа

Катон задумался. В прошлый свой приезд он начал осмотр со скотного двора, потом проверил винные подвалы и кладовые для зерна. Сегодня надо пойти необычным путем.
— Начнем с двуногого молодняка,— сказал он.
В глазах вилика промелькнула тревога. У старого дуба ползали малыши, голые и грязные. Старуха рабыня, услышав шаги, проснулась и, низко поклонившись, стала собирать свое расползшееся стадо, кого таща за ручку, кого шлепая.
Справа, на утоптанной площадке играли мальчики лет семи-восьми. Одни прыгали друг другу через спины, другие кидали монеты.

Катон поморщился. Это были забавы его детства.
— Прыгают они без дела,— проворчал он сквозь зубы.
— А какая для них сейчас работа? — оправдывался вилик.— Осенью они у меня колоски собирали, весной, как корм для скота кончится, листы будут рвать. А пока растут и силы набирают.
— Теперь в эргастул*,— бросил Катон, не дослушав оправданий.

Катон избегал посещений эргастула, ибо не выносил дурных запахов. Но на этот раз он запасся ароматической мазью. Вынув из пришивного карманчика небольшую деревянную коробку, он тщательно втер мазь в верхнюю губу. «Вилики прячут в эргастуле свои грехи»,— подумал он. Издали эргастул был едва виден, ибо стены возвышались над землей всего на два локтя, а крыша его была плоской. Вилик сушил на ней брюкву и капусту, которыми кормил колодников.
— Сюда, господин,— сказал он, догоняя Катона.

Они свернули налево. Катон остановился перед спускающимися вниз ступенями. Несмотря на ароматическую мазь, пахнуло гнилью и мочой. Катон зажал пальцами ноздри и храбро шагнул вниз. Свет из зарешеченных окошек у само¬го потолка еле освещал длинные нары в два этажа. Нижние, как и полагалось, были пустыми. Колодники находились на копке канав, обвалившихся от дождей. Из угла верхних нар доносился стон. Сколько ни вглядывался Катон, он не мог разглядеть лица несчастного, накрытого каким-то тряпьем.
— Кто это? — строго спросил Катон.
— Ксанф, учителишка,— ответил вилик дрожащим голосом.
— Почему же он здесь, когда его место на мельнице?
— Пришиб я его немного.
— Выйдем! — приказал хозяин. Он взбежал по ступеням вверх и только там вдохнул воздух всей грудью.
— Пришиб! — повторил он, глядя на волосатые кулаки вилика.— Представляю себе, как это у тебя получилось.
— Виноват! — прохрипел Рыжий, склонив, насколько возможно, голову.
— А что я тебе наказывал: «Кулаки в ход не пускай, если надо — высеки».
— Виноват! Не удержался...
— Что ты все, как попугай, твердишь: «Виноват, виноват». Вот я вычту из твоего жалованья стоимость этого раба, будешь знать.

Вилик упал на колени и захныкал:
— Не разори, господин! У жены моей здоровье слабое, детишки.
— Вставай. Я придумал. Учителишка, вижу, уже не работник. Ты его приставь к малолеткам. Пусть он их греческому учит — языку и грамоте.
Вилик разинул рот от удивления.
— Да зачем им грамота?
— Дурак. Ученый раб ныне в цене. Вдвое больше за него дают, чем за обычного, а если греческий знать будет, так ему и цены нет. Понял?
Вилик обрадованно закивал головой.
— Весной приеду и проверю, как он их выучил. Так ему и скажи.
— Теперь куда? — спросил вилик, успокоившись.
— На скотный двор.

В это время послышалось дребезжанье колес. К воротам усадьбы подъехала повозка, запряженная парой мулов, и остановилась рядом с коляской Катона, около которой хлопотал кучер.
— А это что за гость?
Вилик молчал. Лицо его стало бледнее мела.
— Отвечай, кто это? Ну!
Вилик задрожал.
— Язык проглотил? Что же, оставайся здесь, я и сам узнаю.
Выйдя за ворота, Катон встретился лицом к лицу с миловидным юношей в фартуке поверх туники.
— Чей ты? — спросил Катон.
— Я от Филемона, он мастерскую сандалий в Кумах держит.
— А здесь ты что потерял?
- Вилик мне шкуру быка продал. Я ему уже задаток дал. Он ее рабам скоблить отдал.
— Сколько?
— Денарий.
Катон порылся в кошельке и достал оттуда монету.
— Получи. И больше не имей дело с виликом, а то прогоришь.

Юноша попрощался с Катоном, сел на телегу и залихватски свистнул. Мулы понеслись.
Катон знаком подозвал вилика. Подойдя неверными шагами, тот плюхнулся на землю и стал покрывать поцелуями сандалии Катона.
— Ты вор,- произнес Катон, пиная вилика. Обратившись к кучеру, Катон сказал ему: —. Этого отведи на мельницу и при¬вяжи к мельничному колесу. Там одно место пустует.
— Пощади! - истошно вопил поверженный.— У жены здоровье слабое. Что с близнецами будет?
— А что тебя жена беспокоит? — жестко бросил Катон.— Теперь она жена вилика, которого я пришлю.
— Я поеду в Рим сам,— сказал он кучеру.- Ты пока за вилика побудешь. После того как привяжешь этого, выпусти из эргастула Ксанфа, учителиш-ку. Пусть мальчиков греческому учит. Садясь на место кучера, он крикнул: — Детей его к молодняку отнеси.



*В и л и к — управляющий виллы, римского поместья.
*Вестибул — передняя в римском доме, отсюда современное — «вестибюль».
*Катедра — стул со спинкой в виде полукруга с мягкой подушкой на сиденье.
*Гаруспик — жрец, гадавший по внутренностям животных.
*Эргастул — подземная тюрьма для рабов.

Источник: Немировский А.И. Книга для чтения по истории древнего мира. - М.: Просвещение, 1990. - 239 с.
Источник изображения: сайт википедия

Оцените статью: 1 2 3 4 5

Комментарии к статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки

 

.